суббота

Окончен балл

Виктор Садовничий о метаниях абитуриентов, претензиях аспирантов и "лишних людях" на бюджетных местах



Почему проходной балл в вузах был значительно выше, чем в прежние годы? Как вышло, что зачисленных в МГУ на бюджет оказалось больше, чем мест? Что надо изменить в правилах приема, чтобы сильные абитуриенты попадали не в "страховочные" вузы, а в престижные университеты? Об этом "РГ" рассказывает ректор МГУ Виктор Садовничий.
Виктор Антонович, ректоры говорят, что средний балл ЕГЭ у абитуриентов вырос почти на 10-15 пунктов. А как в МГУ?
Виктор Садовничий: У нас средний балл повысился примерно на 7. Тут играет роль сумма факторов. Школьники приспособились к ЕГЭ, кто-то списал, но есть и другая тенденция. Думаю, средний балл повысился в первую очередь в престижных вузах. В обществе дана оценка вузам: этот готовит некачественно, у вас в жизни будут проблемы. Главное - знания. А они - вот в этом вузе. Именно поэтому в этом году в ведущие вузы, в том числе и в МГУ, вырос конкурс и по заявлениям, и реальным абитуриентам на 2-3 тысячи. Но надо провести анализ в целом. Если все выпускники российских школ показали больший балл ЕГЭ, чем в прошлом году, надо думать - почему? Если балл ЕГЭ средний, а в ведущих вузах он значительно вырос, значит, я прав: абитуриенты выбирают для себя в будущем перспективную работу.
Система зачисления не предполагает, что к тебе придет ровно столько абитуриентов, сколько у тебя мест
На каких факультетах был самый большой конкурс?
Виктор Садовничий: На экономическом факультете конкурс почти 10 человек на место. Все места были заполнены еще в первую волну. На юридическом - 6 человек на место, на мехмате - 8, и в основном - высокобалльники. Причем абитуриентов с проходным баллом оказалось больше, чем бюджетных мест.
Что будете делать?
Виктор Садовничий: Всех обязаны взять и зачислить. "Лишние абитуриенты" у нас есть всегда. Сама система зачисления не предполагает, что можно точно угадать проходной балл и к тебе придет ровно столько абитуриентов, сколько у тебя мест. Допустим, на отделение математики 200 мест, но мы знаем, что есть 400 студентов с объявленным проходным баллом. Мы сутками обзваниваем и упрашиваем каждого: скажи, куда понесешь аттестат. Трубку берет мама: "Он в МГУ не пойдет!" Потом трубку берет бабушка: "Он пойдет в МГУ!" В итоге на 200 мест нам могут принести 300 аттестатов.
Абитуриентам тоже нелегко выбрать в последний момент вуз, куда его гарантированно зачислят. Сидеть с номером 999 и ждать зачисления на специальность, где выделено 200 мест, очень непросто.
Виктор Садовничий: Абитуриент выбирает одну специальность из 15 в пяти вузах. И, конечно, может ошибиться. Но вузу, поверьте, труднее. Правила зачисления должны быть более четко прописаны, и пять вузов все же слишком много. Такой большой выбор лишает абитуриентов мотивации. Наверное, трех было бы достаточно, и такую меру можно обсудить. По итогам вступительной кампании я напишу записку со своими предложениями в минобрнауки. Кстати, у каждого поступающего есть страховочный вариант - обычно три более слабых вуза.
Какие новые специальности появились в этом году в МГУ?
Виктор Садовничий: В этом году мы впервые набирали магистров в Высшую школу культурной политики и управления в гуманитарной сфере. Желающих было очень много. Активно развивается факультет физико-химической инженерии, который возглавляет академик Сергей Михайлович Алдошин. Этот факультет имеет в качестве баз подготовки институты РАН в Черноголовке. Конкурс туда был 8 человек на место.
Потерян образец научной среды. Его величество рубль заставляет молодых ученых отказаться от науки
Чем вы это можете объяснить? Абитуриенты так тянутся к знаниям или задумываются о будущем трудоустройстве?
Виктор Садовничий: У этих студентов большие перспективы. В обществе наметился интерес к естественно-научным знаниям. Такой интерес, это научный взгляд, развивается по синусоиде с периодом примерно в 50 лет. Сейчас как раз кривая приближается к максимуму интереса к естественно-научным знаниям и в целом некоторого уменьшения интереса к гуманитарным. В 90-95 годы прошлого века намного больший интерес был к юридическим, экономическим специальностям. Естественные науки волновали общество меньше всего. К 2020-му прогнозируется подъем.
Философы, филологи, историки не исчезнут?
Виктор Садовничий: Интерес к гуманитарным направлениям, конечно, тоже будет. Но потом кривая снова поднимается вверх. И эти науки будут привлекать больше внимания абитуриентов.
По закону с 1 сентября вступает в силу новый Закон "Об образовании в РФ". Что в нем для вас является самым спорным?
Виктор Садовничий: Я считаю, что надо обсудить систему аспирантуры, которая по новому закону стала уровнем образования. Аспирантура у нас всегда была неким святым хранилищем тех умов, которые уже прошли отбор и решили посвятить себя науке. К сожалению, в последнее время появилась тенденция, когда выпускники стремились попасть в аспирантуру не для занятий наукой, а для того, чтобы стать кандидатом наук. На этот счет даже появилась байка: "Ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан!" Да, в аспирантуру попадало много случайных людей, она стала местом пребывания. Отсюда и низкое качество диссертаций. Тем не менее с выделением аспирантуры в отдельный уровень появилось очень много спорных моментов. Это и прием, организованный иначе, и образовательные программы, и экзамены.
Что плохого в том, что аспирантов усадят за парты?
Виктор Садовничий: Мы взяли пример с Америки, где аспиранты действительно сидят на занятиях и непрерывно сдают экзамены. А давайте и у нас так же? Но, извините, аспирант в Америке еще и преподает. Аспирантура там существует при университетах, и кафедра выдает аспиранту рекомендации: почитай такой-то курс, зайди в лабораторию, сделай эксперимент, поезжай в другой университет посмотреть, что там делают по твоей теме.
У нас с 90-х годов аспиранты мало привлекались к активной научной работе и многие старались где-то подработать. Разве в ведущем университете мира аспирант мог числиться в университете, а работать в какой-то фирме? Вместо того чтобы поднять стипендию аспирантам и вовлекать их в научную среду, мы решили их учить.
30 картин великих русских художников подарили МГУ
Все-таки задача аспирантуры - готовить будущих ученых. Когда Колмогоров возглавлял в МГУ на мехмате отделение математики, каждый аспирант был будущим ученым. Думаю, те научные школы, которые умеют готовить аспирантов, будут делать так, как делали это раньше. К тому же в России самая большая аспирантура находится не в университетах, а в Академии наук. Как быть с ней?
Какую стипендию надо платить аспирантам?
Виктор Садовничий: Стипендия должна быть на уровне, дающем возможности прожить, - средней зарплаты в регионе. Надо подумать о снижении количества аспирантов и провести строгий аудит тех научных центров, которым разрешено открывать аспирантуру. Может быть, их станет меньше, но работать они должны лучше. И я не вижу ничего плохого в том, что аспирант из своего университета будет уезжать в аспирантуру в другой вуз или центр.
Почему бы у нас, как в Америке, не привлекать аспирантов к преподаванию?
Виктор Садовничий: На этот счет есть две точки зрения. С одной стороны, считается, что основные курсы аспиранты вести не должны, иначе студенты будут в чем-то обделены. Другая точка зрения - аспирантов надо активно привлекать к преподаванию. Я, будучи аспирантом, преподавал, и думаю, что аспиранты могут вести практику, лабораторные работы, консультировать студентов по курсовым, дипломным работам, давать дистанционные занятия. В любом случае это погружение в научную среду. Мы отчасти потеряли образец научной среды. Тут сказались разрыв поколений, утечка умов, сыграл большую роль его величество рубль, который заставил молодых ученых отвлекаться от науки. Но сейчас ситуация стала лучше. Выросли зарплаты профессоров, стипендии аспирантов, при устройстве на работу уже никому не нужны халтурные диссертации, и сейчас в аспирантуру идут более мотивированные выпускники.
Так может быть, в образовательных программах для аспирантуры закрепить обязанность преподавать или консультировать?
Виктор Садовничий: Мы обсуждали многие поправки с председателем Комитета Госдумы по образованию Вячеславом Никоновым. Он готов все обдумать и предлагал редакцию поправок.
Будут и поправки, касающиеся студенческого самоуправления. Студсоветы получат реальное право распределять стипендии?
Виктор Садовничий: Надо, чтобы ребята брались за дела, касающиеся студенческой жизни, в том числе и обсуждали критерии, по которым выделяются стипендии. Главный вопрос ведь не в самой стипендии, она положена студентам по закону и размер ее определен. Самые большие споры обычно разгораются вокруг двухмесячного стипендиального фонда и неких сэкономленных средств на стипендиях отчисленных студентов. Эти деньги нельзя положить под процент или прокрутить, они идут на строго определенные цели. По закону формально их нельзя даже потратить на отдых, только на спорт и культурные мероприятия.
Рассказывают, что в некоторых уфимских вузах есть студенты, которые получают по 20 тысяч рублей стипендии...
Виктор Садовничий: Тут есть элемент недоговоренности. Ректор отвечает головой за то, чтобы дать стипендию всем, кому она положена. Видимо, речь идет об излишках. Они и перераспределяются между студентами.

О целевиках, сиротах и квалифицированных рабочих

В Законе "Об образовании в РФ" вместо внеконкурсного зачисления льготникам предлагается учеба на подготовительном отделении вузов.
Виктор Садовничий: Эти детали надо обсуждать. Мне кажется, что на подготовительные отделения можно брать целевиков с невысокими баллами и военнослужащих. Я бы сжимал процент целевиков, он и так уменьшился сейчас с 25 до 15 процентов, но и этого много. Формально конкурс у целевиков есть, но он незначительный - 1, 2 человека на место. С инвалидами - сложнее. Для них в вузах нужна особая инфраструктура, а ее нет. Инвалидам можно предложить дистанционные курсы, может быть, с аттестацией, приравненной к очному подготовительному отделению. Сейчас в МГУ создается такой обучающий интернет-ресурс по всем дисциплинам для всей страны, рассчитанный на разные категории - школьников, студентов, учителей. По окончании курса будем выдавать сертификат. В Америке есть система "Курсера", которая учит дистанционно миллионы англоговорящих граждан. Недавно в МГУ из Гарварда приезжала одна из руководителей системы, которая предложила сотрудничество в развитии дистанционного образования. Обсуждаем.

Сейчас самые зрелищные, масштабные проекты связаны с историей искусств. Не так давно МГУ получил великолепный подарок. Один меценат подарил университету 300 картин из своей коллекции. Это оригиналы Левитана, Васнецова, Петрова-Водкина... Все картины мало публично выставлялись. МГУ в ближайшее время планирует открыть галерею, сейчас как раз идет работа над залом, где разместится экспозиция. Изучение истоков, научное описание памятников мировой культуры - захватывающе.

Виктор Садовничий убежден, что начальное профобразование необходимо сохранить. "И то, что мы закрывали училища, - большая ошибка, - считает он. - Сейчас в обществе такое настроение: если корпорации нужны кадры, пусть она их и готовит. И все же должна быть государственная система подготовки рабочих кадров. Наверное, эти вопросы нуждаются в дальнейшем обсуждении.
Нам говорят, что колледжи по-прежнему будут готовить квалифицированных рабочих, но всех неучей, которые шли в ПТУ после 9-го класса, теперь пусть учит школа. Это сомнительная позиция. Этот вопрос прежде всего надо обсуждать с работодателями. Собрать руководителей крупных корпораций, где трудятся тысячи рабочих, и поинтересоваться их мнением. Сделать это могли бы и Госдума и минобрнауки. Перекос к высшему образованию, которое в значительной степени стало некачественным, - совсем не плюс для России.

Комментариев нет:

Отправить комментарий