вторник

Школы остались без госдиплома

Российская ассоциация бизнес-образования (РАБО) создала Национальный акредитационный совет делового образования (НАСДОБР). Для формулировки критериев и требований к содержанию программ НАСДОБР использовал материалы ведущих мировых аккредитационных ассоциаций: британской AMBA, европейской ЕFMD и американской AACSB. Как это скажется на качестве отечественного бизнес-образования, "РГ" рассказал президент РАБО Сергей Мясоедов.
Какой эффект даст подобная система общественной аккредитации?
Сергей Мясоедов: Хорошая система аккредитации всегда имеет перед собой две ключевые задачи. Во-первых, обозначить стандарт, который будет существенно выше среднего уровня. Во-вторых, помочь людям критически посмотреть на себя и в сравнении с этим стандартом выявить возможности роста качества и быстро двинуться вперед и вверх. Именно на это и рассчитан стандарт НАСДОБРа. С самого начала мы стремились, чтобы этот стандарт отличался в лучшую сторону от других стандартов по ряду позиций. Во-первых, он соответствует мировому уровню и международным требованиям к таким стандартам. Мы используем методологические наработки трех ведущих аккредитующих организаций. Их эксперты-наблюдатели будут участвовать в наших пилотных аккредитациях.
А во-вторых?
Сергей Мясоедов: Во-вторых, очень часто аккредитация проводится при сильном конфликте интересов - одни учебные заведения аккредитуют других. Мы в своей аккредитации попытались от этого уйти. НАСДОБР учрежден Российским союзом промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палатой, Ассоциацией менеджеров России, Ассоциацией российских банков, Деловой Россией и только шестым учредителем выступает Российская ассоциация бизнес-образования. Иными словами, идеологию НАСДОБРа определяют ведущие объединения работодателей - те, для кого и работает российское бизнес-образование. Это предопределяет третье отличие - аккредитация НАСДОБР, как никакая другая, будет ориентироваться на реальные потребности российского бизнеса, учитывать его интересы и нужды. Все это сделано для того, чтобы аккредитация с самого начала была максимально прозрачной и действительно показывала состояние российского бизнес-образования.
Аккредитация носит добровольный характер. Кто из бизнес-школ захочет проходить подобную процедуру?
Сергей Мясоедов: Ни одну из существующих и признанных на протяжении полустолетия аккредитаций не прошли все школы и программы той или иной страны. Такого не бывает. Естественно, что и в России не все школы пойдут на аккредитацию. Одним это покажется ненужным, другие побоятся, что не возьмут эту планку. Обычно на аккредитацию в первую очередь идут лидеры. Именно они и задают планку выше средней. Затем за ними начинает тянуться средний эшелон, а через некоторое время и низший. Сегодня на аккредитацию подано 14 заявок от ведущих российских бизнес-школ. Поскольку этот год пилотный и аккредитация только начинается, мы не гонимся за количеством. Наша задача не создать массовость, а отработать систему, которая была бы полезна и способствовала тому, чтобы наши бизнес-школы лучше учитывали интересы своих клиентов, а их программы соответствовали мировому уровню качества. Поскольку сама процедура аккредитации длительная и занимает не один месяц, то успеют ее пройти в этом учебном году 3-5 школ-лидеров. Оставшаяся часть вступит в процесс аккредитации в следующем учебном году.
Останутся ли не аккредитованные бизнес-школы без слушателей?
Сергей Мясоедов: Не думаю, что никто не пойдет в школы, которые не получили аккредитацию. Но уверен, что туда не пойдут самые сильные и талантливые российские бизнесмены. Аккредитацию, как всегда выберут те школы, которые обеспечивают наиболее полный учет интересов клиентов и лучше всего работают в условиях рынка. Это станет важным фактором выбора, куда пойти учиться, для самых сильных клиентов. В аккредитованных школах будет более высокий конкурс. Но это не значит, что все остальные игроки уйдут с рынка. Ведь кто-то должен работать и с "не лидерами". Сегодня 11 российских бизнес-школ имеют международную аккредитацию от ведущих зарубежных ассоциаций. Казалось бы, после того, как признанные в мире эксперты поставили на программах бизнес-школ знак качества, клиенты должны на это среагировать. Рынок учитывает это. В этих школах выше конкурсы, устойчивее наборы, выше цены. Но не все идут учиться именно туда.
Дистанционное образование набирает популярность. Не потеснит ли оно традиционное обучение в бизнес-школах?
Сергей Мясоедов: Дистанционных программ в мире становится все больше. Эти программы позволяют лидерам мирового бизнеса выходить в другие страны. Сейчас на сайтах Гарварда, Стэнфорда и других "висят" онлайн-программы бесплатных курсов. Вы можете не только пройти их онлайн, но и получить по ним сертификаты о том, что вы их прослушали. Правда, программы этих курсов очень короткие. Это, так сказать, введение в какой-то предмет, дисциплину или серию компетенций. Разработчики этих курсов подразумевают, что впоследствии вы закажете одну из регулярных программ. И тем не менее эти курсы популярны практически во всех странах. Однако дистанционное и традиционное образование - это две разные формы. Они могут взаимно дополнять друг друга, но они достаточно разные для того, чтобы не вытеснить друг друга. Когда вы как слушатель, как человек, ориентированный на быструю карьеру, идете в бизнес-школу, вы рассчитываете получить несколько конкретных ценностей. Одна из них - знания и навыки, которые вы получаете от общения с профессором. Другая, не менее, а иногда даже более ценная, - обмен опытом в ходе занятий. Третья ценность заключается в том, что ученики знакомятся, приобретают друзей. И далее идут, взявшись за руки, в этом непростом мире, помогают друг другу. В заключение вы получаете брендовый, статусный диплом бизнес-школы, который открывает двери в наиболее престижные компании, что также немаловажно. При дистанционном образовании возможно получить только одну составляющую бизнес-образования - непосредственно навыки и знания. И, конечно же, диплом дистанционного образования во всем мире котируется несколько ниже, чем традиционный.
Диплом МВА потерял статус государственного. Уменьшился ли поток учеников?
Сергей Мясоедов: Набор учеников в бизнес-школы в связи с этой ситуацией практически не изменился. За последние 15 лет в умах наших клиентов понимание того, кто является лидером среди отечественных бизнес-школ, уже сформировалось. С этой точки зрения отмена "государственности" "корочек" хотя и оказала известное влияние, но явно небольшое. Рынок программ МВА за последнее время "просел" в России на 10-15% от прежнего объема. Это эквивалентно той ситуации, которая произошла на европейском рынке МВА после кризиса 2008 года. Обнаружились и новые тенденции. Новое поколение российских менеджеров отличается от своих предшественников. Они более прагматичны и более нацелены на успех и карьеру. И эти люди сейчас очень тщательно отбирают наиболее сильные программы и наиболее сильные школы бизнеса. За последние 4-5 лет сформировалась устойчивая тенденция - люди предпочитают более качественные (что зачастую означает и более дорогие) программы МВА. У людей пришло понимание того, что МВА - это сложный продукт, который могут преподавать только специально подготовленные преподаватели-тренеры, а не ординарные университетские профессора, что это инвестиция в карьерный рост.
Кстати
Практически все выпускники программ MBA (95% по данным Российской Лиги MBA) готовы рекомендовать свою школу друзьям и знакомым. Причем такую рекомендацию готовы дать даже те выпускники, которые пока не добились увеличения дохода или карьерного роста.


Дмитрий Медведев, премьер-министр РФ
- Для того, чтобы стать лучшими в бизнесе, желательно учиться у лучших, а не у кого бы то ни было.

Комментариев нет:

Отправить комментарий