среда

новые технологии обучения


8-mgu_3.jpg (600×400)Ректор Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Виктор Садовничий рассказал в интервью члену президиума Ассоциации юристов России Михаилу Барщевскому, что на юридических факультетах стоило бы преподавать математику.
Виктор Антонович, 3 декабря президент страны неожиданно для многих оказался не с маститыми юристами, а со студентами юрфака МГУ. Расскажите, о чем шла речь в кулуарах. Что осталось за кадром и не попало в СМИ?
Виктор Садовничий: Президент захотел встретиться со студентами юридических факультетов вузов юридического профиля не только из-за Дня юриста, но и потому что многие из них работали на недавних выборах, обеспечивая их прозрачность. Кроме того, уже давно было запланировано заседание Попечительского совета МГУ, и было решено, что все надо провести в один день в новом здании юридического факультета. Встреча была неформальной. Владимир Владимирович не садился, а ходил с микрофоном, как мы, профессора, когда читаем лекции. Он смотрел в каждое лицо, ходил из одного в другой конец сцены и сам вел встречу. Было заметно, что он в теме практически по любому вопросу. Хотя вопросы задавались самые разные. Были такие, которые ребята готовили заранее, а половина, видимо, была вызвана атмосферой самой встречи.
Ребята готовили - это одно, а ребят готовили - другое. Вы на каком термине настаиваете?
Виктор Садовничий: От нашего юрфака были только те, кто работал в волонтерском центре по контролю за выборами, и никаких вопросов мы их не просили задать, я, во всяком случае, не готовил и не знал ни одного вопроса. Конечно, управление администрации президента, наверное, как-то отбирает и настраивает участников, и, возможно, какое-то обсуждение могло быть. Но ребята есть ребята, там не было никаких неискренних или льстивых вопросов.
У меня сложилось впечатление, что Путину нравится, когда ему задают жесткие неожиданные вопросы, и он, как борец, получает удовольствие от такой пускай и словесной борьбы, когда находит правильный ответ на неожиданный вопрос.
Виктор Садовничий: Я совершенно так же считаю. Я много видел и встреч, и ответов, и самому приходится быть на сцене. Но по лицу президента видно, как он всегда собран и сосредоточен, насколько у него внимательный взгляд.
Президент, как председатель Попечительского совета МГУ, согласился с созданием на территории вашего вуза научно-технологического кластера "Воробьевы горы". При этом МГУ является одним из 6 вузов - партнеров Сколково. Кроме того, МГУ, Российский квантовый центр и Фонд "Сколково" подписали трехстороннее соглашение о намерении учредить "Международный центр квантовых технологий МГУ". Как вы все это реализовывать будете в наше кризисное время?
Виктор Садовничий: Научно-технологический кластер "Воробьевы горы" - это развитие конкретно МГУ на территории, которая принадлежит ему на правах бессрочного пользования согласно федеральным законам. Таким образом, мы развиваем свой университет. Кстати, за всю историю Московского университета, от Елизаветы до 2005 года, был построен миллион, включая Воробьевы горы и новые корпуса, квадратных метров. С 2005 года нам удалось удвоить этот кампус и построить еще миллион квадратных метров. Это корпуса Шуваловский, Ломоносовский, фундаментальная библиотека, медицинский центр, корпус для экономического факультета, юридический, где проходила встреча с президентом, и т.д. У нас есть еще около ста гектаров территории, примыкающей к нашему кампусу, которую надо развивать.
Как-то вы от жизни отстаете. Современно было бы построить коттеджи, многоквартирные дома, торговые и бизнес-центры...
Виктор Садовничий: Мне это предлагали "Перекресток", "Ашан" и другие. Но я выдержал паузу, чтобы теперь сделать рывок. Сейчас, по оценкам ведущих мировых рейтинговых агентств, любой современный университет, как треугольник, включает классический университет, клинику при нем и технический кластер или технический университет. То есть должно быть фундаментальное исследование, забота о человеке и научно-технологический прорыв.
То есть те самые инновации и модернизация, о которых нам говорят?
Виктор Садовничий: Да, это все там. Например, Швейцария, согласно данным тех же рейтинговых агентств, второй год подряд занимает первое место в мире по этому показателю. И когда у меня был ректор одного из швейцарских университетов, он отметил наш успех, потому что наш университет организован по принципу этого треугольника. Вот почему мы строим третий угол, угол технологической долины, или научно-технологический кластер. Сейчас идет отбор проектов, рисуется как бы архитектурная концепция этой долины, и мы будем первыми в России, кто озаботился этим третьим углом.
А со Сколково мы действительно сотрудничаем, но там свои задачи. Сейчас у них проблемы с инфраструктурой, и, скорее всего, мы образуем совместные лаборатории, которые в значительной степени разместятся у нас. У нас богатство научного потенциала такое, что всем хватит. Но они думают о подготовке собственных кадров, и мы желаем им успеха.
На встрече и президент, и председатель ЦБ просили вас усилить работу с успешными выпускниками, чтобы они активнее делали пожертвования и помогали альма-матер. Как вы думаете, нынешний закон о благотворительности способствует значительным финансовым пожертвованиям?
Виктор Садовничий: К сожалению, мы немножко отстаем с созданием эндаумента, ведь в ведущих университетах мира эндаументы насчитывают уже миллиарды и десятки миллиардов долларов. Поэтому я очень просил бы наших выпускников, всех, кто может, помогать формировать эндаумент Московского университета. Он будет использоваться исключительно по решению попечительского совета на поддержку молодых ученых, аспирантов, студентов, то есть на развитие университета, и только. Причем использоваться, как известно, по правилам эндаумента будут только проценты. Что касается успешности нашего эндаумента, его создание упирается как раз в то, что, как многие считают, должны быть другие законы, дающие больше льгот и преференций тем, кто хочет заниматься благотворительностью.
А вы согласны с теми, кто так считает?
Виктор Садовничий: Ну, конечно, я считаю, что должны существовать льготы разного вида для тех, кто дает, и это везде так, насколько я знаю. Пока, на мой взгляд, этого почти нет.
В нашу молодость были споры о лириках и физиках. Мы с вами два классических примера этого спора. Поэтому мне очень интересно, как вы, человек с математическим складом ума, всю жизнь посвятивший точным наукам, относитесь к нашей правовой системе? Она в вашу модель мира вписывается или она нелогична, неструктурированна, непонятна?
Виктор Садовничий: Сейчас я вообще-то в душе уже считаю себя больше гуманитарием. Малоизвестно, но я занимаюсь "Словом о полку Игореве", издал даже книжечку. Я пытаюсь понять, кто написал, в каком месте были события, езжу по этим местам, ищу чего-то. И вообще говоря, я к гуманитарным наукам отношусь очень благосклонно, подпитываюсь ими. Видимо, такой наступил период в жизни, когда мне это очень нужно.
Но и математика - не совсем естественная наука, это вообще-то царица наук. Может быть, она даже больше относится к гуманитарным наукам, потому что математика - это немножко философия. Иногда думают, что математика - это числа, но это не всегда так. Математика - это прежде всего пространственное воображение, это разные формы и сочетания форм. А подобные размышления уже по сути сродни тем, когда пишешь стихи. Очень близко, поверьте мне. И не зря многие выдающиеся математики были прекрасными гуманитариями. Они были либо знатоки истории, либо философией занимались, а некоторые из них были глубоко верующие.
Теперь по праву. Вы знаете, может быть, это покажется самонадеянно, но я очень часто поправляю юристов, когда они приносят какой-то документ или заключение, потому что иногда я логику вижу чуть-чуть глубже и дальше считаю в этой цепочке заключений. Я бы вообще на юрфаках давал курс общей математики, включая историю математики, философию математики и логику. Не ту, что читается как логика на юрфаке. Есть трехзначные логики, двухзначные логики, и вот взаимосвязь, умение записать мысль - это математика, и она очень нужна юристам. Может быть, не зря я, математик, очень часто своим юристам, имеющим профессиональное юридическое образование, указываю на возможные логические недочеты, пробелы или будущие конфликтные ситуации. Я просто, как математик, по цепочке вижу будущее в изложенном материале. Конечно, я не юрист, конечно, я не знаю по статье такой-то такого-то кодекса, но смысл закона математикам понятен очень хорошо.
 
Ключевой вопрос
Когда 20 лет назад математики и отчасти физики занялись человеческим мозгом, это дало рывок в развитии медицины. А не пора ли вам подумать над математической моделью Гражданского кодекса, Уголовного кодекса? Потому что сегодня соотношение разных норм, например Уголовного кодекса, с моей точки зрения, начисто лишено логики и здравого смысла. Никогда не думали на базе юрфака создать экспериментальную лабораторию и попробовать просчитать какую-то отрасль права и вывести ее алгоритм?

Виктор Садовничий: Построить математическую модель - чрезвычайно интересная задача. Буду считать это внутренним поручением для себя. Может быть, мы не сразу начнем с создания лаборатории, но я попрошу очень толковых молодых математиков такую модель попробовать построить вместе с двумя-тремя юристами-консультантами. И давайте договоримся, может быть, мы через полгода о каком-то результате расскажем в очередном интервью. Я сейчас являюсь руководителем работ по суперкомпьютеру МГУ, мы моделируем будущие элементы искусственного интеллекта, полеты в космос, строим математические модели в генетике. Давайте я найду ребят, и мы с вами проконсультируемся, посмотрим. Главное, понять исходную задачу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий